Опасные корпоративные споры: как защитить бизнес от уголовного преследования (на рус. языке)

Авторы: Ольга ПРОСЯНЮК, адвокат, к.ю.н., управляющий партнер

                Артем ДРОЗДОВ, адвокат, партнер

Специально для «Юридическая практика»

 

Предпринимателей, у которых есть бизнес в нашей стране, не стоит лишний раз убеждать в том, что их дело нуждается в защите, — достаточно одного опыта участия в корпоративном конфликте или пережитого уголовного преследования, цель которого заключалась в лишении бизнеса.

 


Артем, исходя из вашей практики, скажите, какие корпоративные споры наиболее опасны и в каких случаях они возникают?


 

 

Артем Дроздов: 

 

 

Корпоративные споры можно разделить на несколько групп: о корпоративных правах, об имущественных активах компании, о финансовых активах и споры, инициированные с целью ослабить конкурента. Исходя из такой классификации, можно сказать, что наиболее опасными являются споры об имущественных активах.

 

Практически всегда они актуальны при успешном бизнесе и возникают в результате конфликтов между собственниками относительно управления компанией или раздела полученной прибыли либо в случае желания получить определенную выгоду при захвате предприятия третьими лицами. И, наоборот, могут возникнуть, если существуют проблемные моменты, по которым партнеры не могут прийти к единому решению.

 

Подобные корпоративные конфликты могут стать причиной рейдерского захвата бизнеса как недобросовестным партнером, так и другими оппонентами.

 

Определения «рейдерский захват» в Уголовном кодексе нет. Чаще всего рейдерский захват состоит из двух основных компонентов — это физический контроль над предприятием, который сопровождается агрессивным поведением, и юридическое обоснование совершенных незаконных действий. В последнем случае могут использоваться неправомерные решения судов, но чаще всего — подделка документов.

 

Следствием такого захвата становится полная потеря бизнеса или же погружение в долгие, дорогостоящие судебные процессы, цель которых — создать условия, при которых легче будет откупить или отдать бизнес. То есть целью рейдеров может быть не только получение контроля над бизнесом для его управления, но и простой шантаж для получения выгоды от собственников бизнеса за прекращение агрессивных действий.

 


Ольга, а насколько популярны споры о финансовых активах, есть ли какая-то украинская особенность?


 

 

Ольга Просянюк: 

 

 

Украина имеет довольно архаичный рынок финансовых услуг, радикально изменяющуюся банковскую систему и, будем говорить прямо, не имеет фондового рынка, если исходить из требований и реалий современных развитых юрисдикций. Поэтому, как правило, корпоративные споры касаются борьбы за конечные материальные активы: производство, земельные участки, здания. Однако в 2016 году актуализировались вопросы, связанные с получением оперативного контроля над предприятием и изъятием соответствующих денег со счетов или же с оперативным получением возмещения НДС с последующим переопределением средств на подконтрольные площадки.

 

Очевидно, что этому способствовало ослабление контрольных функций государства за порядком проведения государственной регистрации юридических лиц. В то же время можно предположить, что в дальнейшем все-таки корпоративные споры будут не так часто касаться именно финансовых активов, а соответствующие полузаконные методы борьбы за такие активы не будут осуществляться в рамках корпоративных споров.

 


Как определить, что корпоративный спор создан искусственно недобросовестным партнером для захвата бизнеса?


 

 

Артем Дроздов:

 

 

Во-первых, такой партнер не обладает высоким уровнем правовой осознанности и может вносить предложения по осуществлению деятельности упрощенным, возможно, не совсем законным способом. Отказ от таких предложений может спровоцировать у него желание «убрать» законопослушного партнера.

 

Во-вторых, если подобное решение все же принято, следующий шаг — подделка документов с внесением соответствующих изменений о собственниках или других ключевых данных. В таких случаях корпоративный спор переходит уже в уголовную плоскость.

 

И в-третьих, дальнейшее развитие ситуации зависит от партнера-потерпевшего. Если он поддается незаконному воздействию, то может договориться с недобросовестным партнером на его условиях. Если же продолжает бороться, то к нему могут применить инструменты для полной потери им и бизнеса, и личной свободы.

 

В нашей практике был случай, когда клиент вследствие корпоративного конфликта оказался в СИЗО. И пока все силы были брошены на защиту прав и его освобождение, партнер-рейдер занимался захватом предприятия потерпевшего.

 


Что можно посоветовать клиенту в споре за корпоративные права?


 

 

Ольга Просянюк:

 

 

Советы касаются двух блоков: превентивного, направленного на предотвращение незаконных действий, и активного — если спор уже возник, то необходимо включаться в борьбу за активы.

 

В первом случае необходимо регулярно обновлять информацию о корпоративной структуре собственности компаний, обращать внимание на тщательную, комплексную разработку учредительных документов с целью сведения на нет оснований для возникновения корпоративных споров, а также минимизировать негативные последствия при их возникновении. Актуальными остаются вопросы использования механизмов компаний иностранных юрисдикций для более эффективной защиты бизнеса в нашей стране.

 

Что касается ситуации, когда борьба уже ведется, важно оперативно реагировать на незаконные действия в судебном порядке, подготовить и подать все необходимые документы в соответствующие органы для защиты своих прав. Поэтому необходимо как можно раньше обратиться за качественной правовой помощью к специалистам.

 


Как обезопасить себя и бизнес от возможных уголовно-правовых рисков корпоративных споров?


 

 

Артем Дроздов: 

 

 

К сожалению, в корпоративных конфликтах могут принимать участие недобросовестные представители правоохранительных органов. Фактически, пользуясь своим служебным положением, они выполняют «заказы» бизнес-партнера, инициировавшего корпоративный спор. К примеру, были случаи, когда во время проведения фиктивного обыска изымались учредительные документы, которые впоследствии были подделаны, а предприятие незаконно захвачено.

 

Для того чтобы обезопасить себя в таких ситуациях, необходимо правильно оценить, насколько далеко готов пойти недобросовестный партнер и какие риски несут его действия. Среди возможных рисков — искусственное инициирование уголовного производства, проведение обысков как в здании компании, так и по месту жительства, а также избрание мер пресечения в виде содержания под стражей.

 

Что касается эффективных методов противодействия им, то рекомендую заранее предусмотреть разделение управленческой вертикали, особый порядок выбора и назначения топ-менеджмента. Также у наших клиентов наблюдается тенденция предварительного заключения договоров о предоставлении правовой помощи ключевым фигурам бизнеса, поскольку присутствие адвоката во время обысков и допросов способствует соблюдению процессуальных норм.

 


Есть ли способы минимизации последствий уголовного давления?


 

 

Ольга Просянюк:

 

 

Если был подделан документ, необходимо инициировать уголовное производство по этому факту, в рамках которого изъять подделку и провести необходимые экспертизы. Заключение эксперта будет служить аргументом для отмены всех незаконных решений, принятых на основании поддельных документов.

 

Случаи использования неправосудных судебных решений происходят реже. В таких ситуациях необходимо незамедлительно обжаловать подобные решения в вышестоящих инстанциях.

 

Параллельно следует обеспечить физическую защиту активов, которые были предметом спора и дальнейшего незаконного воздействия, а также систематически актуализировать информацию из реестров, позаботиться о качественной подготовке документов компании и определенном режиме секретности, в том числе и касательно материалов по корпоративной структуре компании.

 

P.S. Материал также досутпен в pdf-формате.

comments powered by Disqus


Подпишитесь на новости AverLex

*обязательные поля
У Вас есть вопросы? Звоните прямо сейчас: +380 (44) 300-11-51 [Круглосуточно]